Русский боевой пляс

Русский боевой пляс — это способ соединения душ воинов в единую непобедимую силу, свитие душ, позволяющее изгнать даже тень неуверенности и страха перед битвой с любым врагом. Благодаря плясу, его могучему ритмическому действу, кровь даже самых слабых в воинстве наполняется ярью. Даже в самом тщедушном теле проявляется дух былинного богатыря, способного пронзить своим взглядом, напором и мечом любую по количеству тьму врагов.

Издревле лучшие воины Руси перед выходом на самую страшную битву (Сечу) сотворяли этот великий обряд расставания с земными привязанностями и всеми слабостями обычного человека и были готовы встретить в этой битве свой последний миг, как великую возможность подняться к предкам на Небеса на самом пике своей ярой жизненной силы. Пройдя обряд боевого пляса и принеся дары предкам, оголившись по пояс выходили на смертельную сечу, не оставляя в душе даже тени сомнения в своей Победе.

Когда круг воинов в своем боевом плясе доходил до высшей точки соединения (свития), над ними разгоралось великое пламя, как столб, восходящий в небеса, говорящий о готовности к Великой Битве, Великой Сече, Великой Победе и Великой Жертве.

Светлые предки с небес взирали на это и зачастую являли лики свои над воинством и давали добрые знаки своего присутствия в едином действе со своими потомками. И тогда сила войска могла успешно противостоять ворогу и в 20-ть и в 30-ть раз превосходящему по численности.

Боевой пляс — есть главное действо воина и великая возможность через обряд соединить, свить воедино души всех воев и силу, и мудрость, и ярость славных предков, что нам и удалось сотворить в те дни под Краснодаром в родовом поселении ВедРуссия у Белояра.

Боевой пляс – это одиночный, парный или групповой мужской танец, в котором содержатся элементы боевой подготовки.

Основных разновидности русского боевого пляса существует две.

Первая – это пляска вприсядку, раздел обыкновенной, традиционной русской мужской пляски. Эта традиция подготавливает бойца к сражению лежа, сидя и на корточках. Особые плясовые перемещения и движения в бою становятся ударами и защитами. Говорят, что прежде эта традиция была обязательной в подготовке всадников, наряду с акробатикой джигитовки. Упавший с коня всадник, используя технику боя вприсядку, мог уйти от сабельного удара, выбить из седла противника и завладеть его конем, проскочить под брюхом идущей лошади подрезая ей паховину. В пешем бою применялся для боя в толкучке и в случае падения на землю. Существует техника боя безоружного и вооруженного.

Этот вид боевого пляса содержит элементы рукопашного боя стоя. Ломание совсем не напоминает ката, тао или другие комплексы боевых движений. Движения в ломании не являются исполнением приемов без партнера. Так же это не связки атак и защит. Боевые элементы ломания – это скорее «зародыши» движений, являющиеся одновременно материнской — потенциальной биомеханической моделью, из которой в бою вырастают в зависимости от ситуации, и удары, и защиты, и броски. Эти элементы называются «коленца» окончательное их число неизвестно, вероятно, что оно ни когда и не было установлено, приблизительно их от 7и – до 15и. Элементы эти соединяются в пляске спонтанно, нанизываясь на общую динамическую танцевальную канву.

Однако, наиболее отличающим ломание от простой пляски является не это. Ломание бузы, это ломание ритма в котором движется окружающий мир. Бузящийся боец сознательно пляшет, нарушая своими движениями ритм пляски и гармонию музыки, поёт припевки под-драку, не в такт и не в лад. Таким образом, он выпадает из общего окружающего ритма мира, разрушая рамки своего привычного восприятия, и начинает видеть всё иначе, как бы со стороны. В этой пляске, так же, лучше всего тренируется «плын» – особое бузовское состояние восприятия. На фоне озорного настроения создаваемого музыкой и песнями изменив восприятие, боец тренирует спонтанно сочетаемые боевые движения. В этом сочетании тренируемых качеств состоит еще одна ценность ломания в бузе, достигается цельность. Хочется подчеркнуть, что ломание бузы не является трансовым состоянием сознания по тому, что пляшущий находится в этом реальном мире, «здесь и сейчас», не уходит в «другие миры», не общается с духами подобно шаманам и не изменяет сознание, преображается только его восприятие окружающего мира. Ломаться можно как с оружием так и без.

В старину обряд ломания проходил примерно так: Артель (человек 50) собиралась где-нибудь на перекрестке дорог, на мосту, на холме, обычно ночью. Ночью по тому, что днём было некогда. Там встав в широкий круг, они начинали плясать, сменяя друг друга, под гармошку, бубен, гусли или балалайку. Бывало, что одновременно играло несколько инструментов. После пляски, когда музыканты уже начинали играть бузу, то выходили ломаться, сначала по одному потом парами или группами. Во время ломания начинали толкаться, пытаясь при этом сбросить толчок противника и переиграв, толкнуть самому, желательно так, чтобы соперник упал. Через какое-то время кто-то из ломавшихся не выдерживал и наносил удар, так начинался этап, который сегодня назвали бы спаррингом. Бойцы меняли друг друга, уходили из круга и выходили ломаться вновь. Вся эта процедура длилась часами (три-четыре). Несмотря на бессонную ночь, проведенную в пляске и драках, утром все чувствовали прилив сил и соснув пару часиков, шли на работу.

Летом бузились почти каждый день. Зимой редко, ежедневно только в период святок. Существовал особый вариант обряда, когда откупали избу и во время ломания дрались на ножах в темной избе, предварительно разбив лампу. Бой шел до тех пор, пока не затихала гармонь, которую старались порезать или отнять. Обряд этот начинался обычно, когда одна артель хотела отомстить другой за чье-то ранение или убийство. Темнота нужна была для того, чтобы не оказалось свидетелей, чтобы ни кто конкретно не был обвинен в преступлении. Не смотря на утилитарное назначения боя «втемную» от всех участвующих бузников требовались особые, тренированные навыки боя в темноте. Эти навыки и способы боя специально вырабатывались.

И поныне можно разглядеть в приемах кулачного боя черты обрядовой пляски. На Псковщине ее называют скобарь или ломание — ломать веселого. А вообще подобный пляс встречается на всей территории, где некогда жили кривичи — союз восточнославянских племен.

Одна из версий объясняет слово «скобарь» как переделанное «псковарь», то есть житель псковского края. Веселого ломают под гармошечный наигрыш. Мотив незатейлив, довольно ритмичен и. видно, неспроста. Постепенно танцующий, подчиняясь его ритму, входит в определенное психическое состояние.

Оставить комментарий